Большое интервью Алексея Кунченко

Российский боец Алексей Кунченко (20-2) из клуба «Архангел Михаил» в 34 года подписал контракт с UFC. В своем дебютном поединке он уверенно прошел экс-претендента на титул чемпиона UFC Тьяго Альвеса, потом также спокойно выиграл у Юшина Оками, а затем дела пошли не очень. В августе прошлого года он уступил Гильберту Бернсу, который сейчас занимает шестую строчку рейтинга UFC в полусреднем весе, а затем Кунченко, очевидно, ограбили в поединке против бразильца Залеску Дос Сантоса.

Бой с Дос Сантосом стал заключительным по действующему контракту, а значит, сейчас идут переговоры о продлении соглашения. Мы поговорили с Кунченко о том, как идет диалог с лигой, почему он так поздно дебютировал и почему заставлял Нагибина и Гордеева закрывать крышку унитаза.

— Дебют в профессионалах состоялся, когда вам было уже 29 лет. Почему так поздно?

— Мне всегда нравились смешанные единоборства, но я тренировался только для себя. Потом предложили выступить по любителям, и я занял второе место по России. Потом дали профессиональный бой, правда, мы выступали в боксерских перчатках, можно было делать броски, но нельзя болевые. Первый бой я проиграл по очкам, но мне тут же предложили реванш, на который я выходил с внутренней злостью и выиграл во втором раунде удушающим.

— Если бы не бои, то что?

— Я хотел стать офицером, поступил в инженерное училище в Тюмени. Проучился два года, потом отчислился и год дослуживал в этом училище в батальоне обеспечения учебными процессами. Потом вернулся на гражданку.

— Тем не менее в любителях не платят деньги. За счет чего жили?

— Тренировал молодых ребят, взрослых, где-то выступал по тайскому боксу и по К-1.

— Какой был гонорар за первый бой?

— 60 000.

— Дважды вы дрались, когда на первом ряду сидел Владимир Путин. По эмоциям это круче, чем бой за титул М-1?

— Мне было приятно, что меня пригласили туда выступать. Непередаваемые ощущения, когда твой бой смотрит президент. Было волнение, не хотелось подвести команду и менеджера. Зато после боя получил приток адреналина.

— Разговаривали с ним?

— Сказал: «Здравствуйте», он ответил: «Здравствуйте, молодец». Вот такое общение было.

— За три года вы добрались до первого титульного боя. Тогда драться за пояс М-1 было очень почетно. Помните эти эмоции?

— Я дрался в М-1 не на контракте, мне всегда предлагали один бой. Было неожиданно, когда мне предложили сразу и контракт, и титульный бой. Соперник был очень непростой. Из всех, которые у меня были на тот момент, он был самым опасным.

— Если говорить про UFC, то кто вел переговоры?

— Я готовился к защите титула, приехал в Таиланд и там познакомился с Саятом. Он уже был действующим менеджером и предложил работать вместе. Если честно, я вообще не верил, что буду драться даже в М-1 — выступал в казино, ресторанах, и не было какой-то определенной цели. Я думал, что в UFC дерутся одни звери. В реальности оказалось, что нет никакой сложности — там обычные люди, и все достижимо.

— Вы длительное время тренировались под руководством Шлеменко, который долго выступал в Штатах. Помогла его школа?

— Шлеменко — опытный боец, провел много поединков в Штатах. Он дал мне неоценимый тренировочный и психологический опыт. Мы с ребятами до сих пор несем то, чему нас учили в школе «Шторм». Постоянно идти вперед — его стиль. У него есть своя методика тренировок, но она не всем подходит. К примеру, если Александр постоянно прессингует, то у меня более аккуратный стиль боя. Я стараюсь потихоньку раскрыть своего соперника, увидеть, что он для меня подготовил, как ведет себя. Потому уже начинаю давить, а он начинает работать вторым номером. Мне более комфортно драться пять раундов, у меня отличное кардио, а вот времени иногда не хватает.

— Сейчас вам 36 лет — это уже серьезный возраст для ММА.

— Для меня все только начинается, и я не собираюсь уходить из профессионального спорта. У меня большое желание, и это главное. Есть травмы, которые уже несколько лет со мной, поэтому сколько позволит организм, столько и буду драться. Минимум три-четыре года.

— Многие говорят, что вы очень дисциплинированы и соблюдаете режим, даже когда не готовитесь к боям.

— Мой режим наработан годами, я привык к этому. В восемь утра проснулся, поел кашу. В десять пришел на тренировку, потом обязательно пообедал, сон, занятие личными делами. Обязательно вечерняя тренировка. Спать ложусь пораньше. Думаю, что многие спортсмены по такому режиму живут.

— У вас трое детей. Не верится, что с ними удается режимить. Как жена относится к вашему распорядку?

— Мы друг друга понимаем, потому что она тоже в прошлом спортсмен. Занималась гиревым спортом и выполнила рекорд Гиннеса в паре со своей напарницей.

— Нагибин и Гордеев жаловались, что жили с вами в Омске как в армии.

— В Омске было такое, что я заставлял их прибираться и жить по режиму. Я люблю порядок в квартире, чтобы все было на своем месте. Так что мы всегда делали уборку, застилали кровати, и крышка унитаза всегда была закрыта. Мы отжимались по двадцать раз, если не закрыли ее.

— Вы гораздо старше ребят. Как вообще сошлись с ними?

— Они тренировались в одном зале со мной. Обычно я работал один, а они всегда смотрели. Потом подошли, познакомились, предложили в парах постоять. Тогда они были новичками, и я им в стойке надавал. Честно, я не думал, что они так долго продержатся. Но они оказались упертыми. Когда я приехал в Омск к Александру, договорился, чтобы ребята тоже тренировались со мной. Они начали выступать по профессионалам. Потом я уехал в Екатеринбург, и ребята переехали со мной. Сейчас мы вместе принимаем решения, дружим, поддерживаем друг друга в трудное время. Отец Тимура Нагибина говорит, что я им как старший брат.

— Тимур дрался за контракт с PFL, но проиграл. Что там случилось?

— Иногда бывает так, что человек дерется на своей волне. У Тимура есть такое, что иногда он самостоятельно ведет бой, не слушая никого. В минуты, когда он злится, он не слышит, что ему говорят. Тогда я говорил ему не отдавать спину, так как его соперник хорошо борется. Он допустил эту ошибку. Но, возможно, тут была и ошибка команды — оказалось, что у него после удара появилась трещина ребра, и надо было отказываться от продолжения боя. Но он пошел до конца. Думаю, что у него это от Александра Шлеменко. Ему было тяжело драться, а после боя он не мог шевелить ногой около часа.

— Давайте вернемся к вашей карьере. В UFC вы потерпели первое поражение. Как пережили этот момент?

— Пережил поражение нормально. Рано или поздно можно проиграть и в жизни, и в спорте. Я это перенес легко, извлек ошибки, поменял программу тренировки. Главное — анализировать. Считаю, что я еще покажу себя.

— Пересматриваете свои бои?

— Сейчас не смотрю, мне это неинтересно. Иногда смотрю чужие, особенно титульные поединки топовых бойцов, чтобы понять какие приемы действительно работают и эффективны.

— Как у вас обстоят дела с вашим контрактом с UFC?

— Изначально мы подписывали на четыре боя контракт с UFC. Вначале выиграл два поединка, а потом два проиграл. И они могут не продлить его. Так что, возможно, буду свободным агентом. Думаю, что я не интересен UFC. Им нужен боец, который приносит им деньги. Им нужна публичная личность. Им нужно красивое шоу.

Напомним, что Алексей Кунченко в апреле 2016 года стал чемпионом российской лиги M-1 и после четырех успешных защит подписал контракт с UFC. В лиге он провел четыре боя, два из которых он выиграл. В мировом рейтинге полусредневесов Кунченко занимает 56-ю позицию. В 2018 году Кунченко переехал в Екатеринбург и подписал контракт с командой «Архангел Михаил».

Равиль Шигаев

Перевожу для вас новости о мире UFC. Фанат кальянных мордобоев за приставкой. Когда все нормальные дети учились говорить "мама" я уверенно говорил "ММА"

0 комментариев
Оставить комментарий